Дело № 5803 рассмотрено Арбитражным судом МТП; место проведения арбитража – г. Цюрих ответчик – сирийская государственная компания. Представитель ответчика утверждал, что ответчик не обладал правоспособностью подписывать контракт согласно своему внутреннему праву.

Арбитраж постановил, что хотя правоспособность на заключение контракта по общему правилу регулируется национальным правом lex domicilii – правом места нахождения ответчика, т. е. в данном случае законами Сирии, с утверждениями ответчика согласиться нельзя. В его действиях имеется явное злоупотребление своим правом сначала контролируемая государством компания подписывает контракт, а затем через четыре года отрицает свою ответственность по этому контракту, так как в момент его заключения она не была правоспособна заключать подобное соглашение в силу правительственной директивы. Такое поведение ответчика несовместимо с основополагающими принципами права pacta sunt servanda и bona fides. Согласно статье 46 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. «государство не вправе ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность для него договора было выражено в нарушение того или иного положения его внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры, как на основание недействительности его согласия, если только данное нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения». Можно ли утверждать, что правоспособность на заключение контракта по общему правилу регулируется национальным правом соответствующего контрагента? Как следует толковать коллизионный принцип lex domicilii применительно к государству, являющемуся стороной международного коммерческого контракта?

Почему в данном случае личным статутом контрагента было избрано сирийское право? Почему Арбитражный суд МТП пришел к выводу, что в действиях ответчика имеется явное злоупотребление его правом? Что представляет собой «злоупотребление правом»? Связано ли это понятие с общими принципами права?

Являются ли правила pacta sunt servanda и bona fides основополагающими принципами права? Гражданка России М. вступила в брак с гражданином Болгарии Д. Брак был зарегистрирован в болгарии. От этого брака родилось двое детей. Старший сын родился в России, а младший - в болгарии. Последним совместным местом жительства супругов была Болгария.